Кошки и гены. На главную

 


Глава 8
Кот Леопольд — чемпион породы

Часть
5


Какую схему выбрать, зависит от задач селекционера и целей, которые он перед собой ставит. Дело в том, что тесный инбридинг, ведя к фиксации желательного типа, одновременно влечет за собой ограничение размаха генотипической изменчивости и по ряду других признаков, и, следовательно, ставит предел для дальнейшего изменения и совершенствования породы. Как найти компромисс в этой противоречивой ситуации — задача, не имеющая однозначного решения. Ответ зависит от многих обстоятельств: целей селекционера, численности, которую он может себе позволить содержать и с которой он сможет эффективно работать.

Есть еще одна серьезная проблема, связанная с инбридингом. Многих селекционеров тревожат частично обоснованные, но больше все же преувеличенные опасения, что инбридинг плохо сказывается на здоровье. Широко распространено представление о том, что инбридинг ведет к вырождению. Что такое вырождение, никто толком не знает, но все чувствуют, что это нечто ужасное.

С этим вопросом следует разобраться подробнее. Первое, что нужно ясно понять: инбридинг сам по себе не создает монстров, не вредит здоровью потомков. Единственное, к чему он ведет, — к гомозиготизации по многим генам. В том случае, если родоначальники инбредной линии несли в своем генотипе скрытые дефекты — рецессивные гены с неблагоприятным действием, инбридинг переводит их в гомозиготное состояние и делает эти дефекты явными. Не создает новых дефектных генов, но выводит их на поверхность.

Хорошо это или плохо? Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Хорошо, потому что таким образом линия очищается от скрытых дефектов. Допустим, один из родоначальников линии имел в гетерозиготе аллель с рецессивным летальным эффектом. В процессе инбридинга этот аллель будет переведен в гомозиготное состояние, его носитель погибнет, но зато линия освободится от этого вредного аллеля. Не сразу, не за одно поколение, но этот процесс очищения будет идти последовательно и неуклонно.

Все это так, но ведь в результате данная инбредная линия может просто исчезнуть: погибнет так много потомков, что некому будет ее продолжить. Чтобы застраховаться от подобного рода неприятностей, целесообразно закладывать от одного родоначальника сразу несколько независимо поддерживаемых инбредных линий. Тогда вырождение одной из них не будет означать полную гибель породы. Она будет спасена благодаря существованию параллельной линии.

Неплохие результаты дает иногда скрещивание разных линий в пределах одной породы. Оно позволяет увеличить размах генетической изменчивости и, следовательно, расширить возможности для отбора, не потеряв при этом цельности породы.

Следует учесть, что многие вредные аллели обладают полудоминантным характером проявления, то есть они снижают жизнеспособность их носителей и в гетерозиготном состоянии. С такими аллелями можно бороться строгим отбором по показателям жизнеспособности внутри линии. К сожалению, неопытные селекционеры, увлекаясь отбором по породному признаку — цвету шерсти или качеству опушения — выпускают из поля зрения характеристики состояния здоровья своих питомцев. Этого делать не следует.

Однако некоторые вредные аллели маскируются очень хитро. Они не снижают, а напротив, повышают приспособленность их гетерозиготных носителей. Это явление называется сверхдоминированием или гетерозисом.

Против таких аллелей отбор по жизнеспособности не просто бессилен, но ведет к их накоплению в популяции, к повышению их частоты, что, в свою очередь, повышает вероятность появления гомозигот по этим аллелям со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот здесь-то и обнаруживается преимущество индивидуального отбора (отбора по качеству потомства) перед массовым отбором, базирующимся только на личных качествах кота. Производителя, в потомстве которого часто появляются ослабленные котята, необходимо безжалостно исключать из племенного размножения, как бы хорошо он ни был.

Однако не нужно думать, что инбридинг способен приносить только неприятные сюрпризы. Он может делать селекционеру и совершенно неожиданные, просто-таки королевские подарки, приводя к выщеплению новых удивительных признаков или их сочетаний. Не будь инбридинга, мы никогда бы не имели того фантастического разнообразия цветовых оттенков, которые сейчас наблюдаются в кошачьих породах. Не нужно думать, что они — всегда результат заранее запланированного синтеза тех или иных сочетаний. Часто они возникают совершенно случайно, благодаря тому, что родоначальник был гетерозиготен по нескольким цветовым мутациям, а инбридинг позволил им выявиться во всей красе.

Таким образом, к инбридингу, как и ко всем остальным жизненным процессам, следует относиться диалектически, ясно оценивая их хорошие и плохие стороны. Нужно отрицать отрицание, переводить количество в качество и способствовать единству и борьбе противоположностей. (А вы думали, что котофил не способен к философским обобщениям? Очень даже способен. Вы лучше меня знаете, какие глубокие мысли приходят в голову кошковладельцу, когда он, сидя в кресле с котом на коленях, предается размышлениям под мирное мурлыканье последнего).

На предыдущую | В оглавление | На следующую
 

 

 

2010. Кошки и гены.