Кошки и гены. На главную

 


Глава 8
Кот Леопольд — чемпион породы

Часть
2

То же можно сказать и о различных попытках изменить экстерьер потомков, действуя на экстерьер их родителей. Все они бесполезны. Вы можете выкрасить белого кота в рыжий цвет, это никак не повлияет на окраску его потомков.

Даже отрубание хвоста обоим родителям не приведет не только к появлению бесхвостых потомков, но даже к минимальному укорочению их хвостов. В Габрове, по непроверенным слухам, эту неприятную процедуру в целях экономии тепла проделывают над кошками регулярно без видимых успехов в смысле создания врожденно экономных котов. А на острове Мэн бесхвостые коты рождаются сами по себе, ибо несут мутантные гены. А ведь их предкам никто хвостов не рубил.

Все это уже было, и не раз. Т. Д. Лысенко и его сподвижники стяжали на подобного рода экспериментах позорную славу. Новых опытов не требуется. Признаки, приобретенные организмом при жизни, не передаются его потомкам. Мне остается только повторить то, что я уже сказал о телегонии. Все, что мы знаем о поведении генов, противоречит этому верованию.

Вот теперь, наконец, мы можем перейти к научным принципам селекции.
И искусство, и наука в селекции заключатся в том, чтобы из всего разнообразия животных в пределах породы отобрать самых лучших и скрестить их друг с другом. Это не такая простая задача, как кажется на первый взгляд. Она разбивается на две подзадачи: правильно выбрать и правильно скрестить.

Для того, чтобы отбирать, должна быть возможность выбора. Мы так долго выбирали одного из одного, что эта простая истина кажется нам сейчас весьма оригинальной, и не все с ней согласны. И тем не менее это так. Успех отбора зависит от разнообразия. От чего же, в свою очередь, зависит разнообразие? Почему один кот отличается от другого? Каковы источники изменчивости в популяциях котов? Их два — средовая и генотипическая изменчивость.

Что такое средовая изменчивость? Это разнообразие в проявлении тех или иных признаков, обусловленное тем, что носители этих признаков развивались в разных условиях среды. Так, два кота, имеющие один и тот же генотип, могут быть разного веса: одного из них перекармливали, а другого держали впроголодь. Вы уже, по-видимому, усвоили, что изменения вызванные средовыми воздействиями, не передаются потомству.

Поэтому вести отбор таких изменений бессмысленно и бесполезно. Нужно отбирать те изменения, которые обусловлены различиями в генотипах. Если у нас есть два кота, которых содержали в совершенно идентичных условиях, давали каждому одинаковое количество пищи, и тем не менее один вырос гораздо более крупным, чем другой, то у нас есть все основания предполагать, что их различия по этому признаку вызваны различием их генотипов. В этом и только в этом случае отбор имеет смысл.

Генотипическая изменчивость, в свою очередь, создается на основе самых разных процессов. Возникают мутации, по-новому комбинируются и взаимодействуют уже существующие в популяциях аллели — все это вносит свой вклад в размах генотипической изменчивости. Причем вклад второго фактора — комбинирования и взаимодействия генов — несопоставимо выше, чем вклад мутационного процесса. Именно с созданием и закреплением новых аллельных комбинаций и связан успех селекции.

К сожалению, не всегда можно определить природу фенотипических различий между животными, так как средовое разнообразие практически не поддается контролю. Однако использование методов семейной селекции, о которых мы поговорим ниже, позволяет обойти эту трудность.

К сожалению, это не единственная трудность, с которой сталкивается кошковладелец, рискнувший заняться селекцией. Ч. Дарвин, который создал научную теорию селекции, писал: «Так как изменения, явно полезные или приятные для человека, возникают только случайно, то понятно, что вероятность их появления будет возрастать при большом числе содержимых особей. Поэтому численность имеет величайшее значение для успеха». На этом основании Маршалл заметил когда-то относительно овец в некоторых частях Йоркшира, что «они никогда не будут улучшаться, потому что обычно принадлежат бедному населению и содержатся маленькими партиями».

Что же тогда говорить о кошках, которые и небедными людьми содержатся в одном, редко в двух экземплярах? Какая уж тут численность! Из чего уж тут выбирать! Неужели мне нужно держать многотысячное стадо кошек, чтобы иметь надежду на создание новой породы или улучшение старой, спросит меня удрученный кошковладелец. Нет, не нужно. Мы давно уже ушли от единоличного животноводства.

Я не предлагаю, конечно, коллективизировать всех котов в округе. У меня другой лозунг: «Владельцы всех котов, объединяйтесь». Договаривайтесь друг с другом, соединяйтесь в клубы, организовывайте кошачьи выставки не ради прессы и суетного тщеславия, но для полного обозрения и сравнения обитающих в вашей местности котов, для отбора лучших из них.

Еще одна весьма серьезная проблема селекции — необходимость вести отбор одновременно по нескольким признакам. Коты, даже в пределах одного помета, отличаются друг от друга по огромному количеству признаков: по окраске, длине и текстуре шерсти, по размеру и массе тела, по длине и форме хвоста, по ширине и выразительности морды, по нраву, наконец. Какой из названных или неназванных признаков важнее для породы? Что предпочесть: красивую морду или хороший нрав (эти два качества, к сожалению, часто не совпадают)?

На предыдущую | В оглавление | На следующую
 

 

 

2010. Кошки и гены.