Кошки и гены. На главную

 


Глава 6
Чёрный кот из Эдинбурга

Часть 5


Представляет интерес, с точки зрения действия естественного отбора, анализ карты распределения длинношерстных котов. Они часты в странах с суровым климатом (холодным — в Сибири и жарким — в Турции., и Иране) и редки в зонах умеренного климата. Здесь прослеживается прямая связь между местом обитания и ролью длинной шерсти в подержании терморегуляции.

Однако эту картину можно объяснять и с позиций искусственного отбора. Высокая частота длинношерстных кошек в Иране и в Сибири может быть связана с давней традицией разведения персидских и сибирских кошек, для которых длинная шерсть — главный породный признак. Любимая кошка пророка Магомета была длинношерстной.

До сих пор мы рассматривали аллели, распространенные по всему миру. Есть, однако, мутации, которые являются эндемичными для строго определенных территорий. Таков аллель сиамской окраски, который возник в Юго-Восточной Азии и до сих пор часто встречается в популяции кошек, обитающих в других районах. Строго локально распределение аллеля полидактилии: некоторые провинции Канады и северные штаты США. Японский и Мэнский аллели короткохвостости также эндемики. Все они не разошлись широко по миру и остаются местными достопримечательностями.

Относительно мэнской короткохвостости я хотел бы рассказать вам душераздирающую историю о том, как я сам своими собственными руками пресек проникновение этого аллеля в Сибирь. Я должен покаяться и тем облегчить душу. Слабым оправданием служит мне тот факт, что случилась эта история до того, как я начал интересоваться генетикой кошек. А история была такая.

У моих соседей жила бесхвостая от рождения кошка, которую кто-то им подарил. Когда эта кошка достигла половой зрелости, она начала орать по ночам. Самым простым разрешением возникшей проблемы было бы найти ей кота или отпустить ее на волю. Но мои соседи боялись хлопот, связанных с потомством, и того, что кошка, будучи предоставлена сама себе, потеряется или принесет в дом инфекцию.

Они решили идти цивилизованным путем и эту кошку кастрировать. Они долго уговаривали меня, чтобы я это сделал. По понятным причинам мне этого делать не хотелось. Все-таки это полостная операция, неизвестно, чем все кончится, вдруг кошка сдохнет и я же буду виноват. Я уклонялся сколько мог, а кошка продолжала орать. И вот однажды меня встретила соседская бабушка и печально сказала:

— Павлик, вы хотите моей смерти!
Это звучало не как вопрос, но как выстраданное убеждение.
— Господь с вами, с чего вы это взяли? — удивился я.
— Нет, вы хотите моей смерти. Вы не кастрируете эту проклятую кошку. Она орет. Мой зять говорит,. что он выбросит ее в окно. Он-таки сделает это. Я его могу понять — эта кошка орет, и как он может в такой обстановке работать? Но моя внучка сказала, что тогда она тоже выбросится в окно. Разве это переживет моя бедная дочь? А если их не будет, скажите, зачем мне жить? Потому я и говорю, что вы хотите моей смерти.

Отступать мне было некуда. В тот же, день я кастрировал эту кошку и тем самым остановил проникновение гена в сибирскую популяцию кошек. До сих пор меня мучает совесть. Пусть эта история послужит уроком. А следующий наш урок будет посвящен методам организации геногеографических исследований.

На предыдущую | В оглавление | На следующую
 

 

 

2010. Кошки и гены.